«Хранители» Зака Снайдера: сверхчеловеческие, слишком нечеловеческое

У нас почему-то бытует мнение, что комиксы забава инфантильная и несерьезная. Существует по крайней мере два реальных способы развеять этот миф. Первый подход предполагает подключение тяжелой исторической и культурологической артиллерии, которая в состоянии доказать взаимосвязь графических романов с наскальными пещерными рисунками, житийной иконами и цитирование столба европейской культуры Гете, с восторгом отзывался о первых европейские комиксы современного типа. Другой вариант проще и эффективнее - условного скептика достаточно ознакомить с чем-то, что разрушит набор стереотипов. На такую роль прекрасно подходит известное произведение Алана Мура и художника Дэйва Гиббонса. 12 серий «Хранителей», изданных на стыке 1985-86 годов, для мира комиксов стали событием, которое позже исследователи назовут моментом взросления развлекательной индустрии, в США, Японии и Европе уже не первое десятилетие составляет конкуренцию спорта, телевидению и кинематографу.

На первый взгляд, главная тематика «Хранителей» Супергеройском, однако после некоторых раздумий этот тезис будет справедливой разве что с приставкой «анти». Действительно, в центре истории несколько героев в масках, но они уже восемь лет как вне закона и давно в этом качестве никому не нужны - кто-то ушел в большой бизнес, кто мимикрирует под обывателей, а кто-то в одиночку социопат. Кроме того во вселенной Алана Мура действуют правила альтернативной истории, которая прошла точку бифуркации в 1938 году, в момент появления первого народного мстителя в костюме (в истории реальной является дата появления главного супергероя всех времен - Супермена). С тех пор два поколения сверхлюдей успели существенно повлиять на человечество.

Зак Снайдер не первый режиссер, привлек мир Алана Мура, который долгое время считался непригодным к экранизации. В него зубы на «Вочменах» поломали Терри Гиллиам, Дарен Аронофски и Пол Гринграсс. Идеальным форматом для произведения с такой сложной структурой и множеством смысловых слоев был бы сериал, однако реалии таковы, что необходимые средства на подобную постановку сейчас может выделить только большой кинематограф. Поэтому большой графический роман создателям пришлось помещать в гораздо меньшую форму единичного фильма. Для режиссера и сценариста такой формат предусматривает решение нескольких сложных задач: отделить в сюжете основное от второстепенного, прорисовать сложные психологические портреты героев и адекватно перенести идеи авторов литературно-графического оригинала, а не запутавшись при этом в многочисленных подтекстах, аллюзиях и ссылки. Для режиссеров середняков, которые занимаются комикс-экранизациям, всегда таится еще одна ловушка - визуальный ряд будущего фильма уже воплощенный усилиями художников и колористов, определены даже типажи актеров, поэтому велик соблазн отказаться от излишней творческой работы и механически перенести все готово на экран.

Экранизации комиксов их современном понимании появились в 1989-м году с появлением стильного, но не очень серьезного «Бэтмена» Тима Бертона. Потребовалось около 20 лет, чтобы этот жанр повзрослел и нашел куда более серьезные интонации. В «Хранителях» Снайдера много зла, но нет ответственного всего злодея, зло перестало быть персонифицированным. Добро, в свою очередь, измельчали и добавил в жестокости. Свет и тьма встретились, чтобы окрасить мир в серый цвет и подвести его к краю пропасти. Там, где герои других комиксов на экране активно проходили ницшеанский путь возвышения над человеком, герои Снайдера / Мура проходят в обратном направлении, превращаясь из сверхлюдей в мелких и склочные человечков с остатками принципов и морали.

Значимый пласт комикса, длинную предысторию событий октября-ноября 1985 года, Снайдер оригинально решает во вступительных титрах. Короткие зарисовки в начале фильма показывают, как супергерои делают аборт легенде о Бэтмене, выигрывают Вьетнамскую войну, убивают Кеннеди по заказу политических оппонентов, путешествуют на Луну, тушат в зародыше огонь Уотергейтского скандала, открывая путь к фактическому диктаторства любимого президента всех американцев Никсона. Фактически, «Хранители» Мура / Снайдера это произведение о природе власти. Мур смоделировал мир, в котором супергерои является обыденной реальностью, а пользу от их присутствия вряд ли превосходит ущерб, который те наносят. Единственный герой с настоящими суперспособностями становится фактически структурным подразделением Минобороны, которое в попытке заставить мир к миру ескалуе последний для человечества военный конфликт. Технологии, внедренные с помощью синего супермена, перспектив навсегда отдохнуть в тени ядерного гриба явно не компенсируют. Разведка с помощью веселого суперпсихопата цинично решает собственные задачи, а самый умный человек в мире вынуждена в порыве гуманизма и под экологическими слоганами заниматься многомиллионным геноцидом. Режиссер в смысловой части фильма не противоречит писателю, но позволяет себе вольную трактовку отдельных нюансов, предоставляя ленте авторского видения.

В визуальном ряде картины художник по образованию Снайдер проявляет больше свободы, не только следуя нуарну стилистику художника Гиббонса и колориста Хиггинса, но и гораздо больше внимания уделяя своим любимым темам - насилию и секса, которые в романе были на заднем плане, а в киноверсии заиграли яркими красками. Если в комиксе важнейшая роль отводилась прорисовке фонов истории (чтобы показать эпоху застойного капитализма во всей красе), то режиссер на первый план выдвигает все же героев, которые по сравнению с литоригиналом стали еще более жестокими, привлекательными и греховными. Полный разнообразными ссылок на античную мифологию (Греция, Египет), мировую историю (Архимед, Александр Македонский, нацистская Германия), религию, литературу и философию (Библия, Юнг, Ницше, Уильям Блейк) графический роман в киноверсии обогащается также киноцитатами с спилберговского «Челюстей »(комикс в комиксе в самой полной версии фильма), кубриковской« Доктора Стрейнджлава ... »(круглый зал совещаний) и (поп) рок-хитами двадцатого века, делая картину своеобразной энциклопедией мировой культуры, в которую интересно время от времени погружаться.

Лейтмотив обоих (бумажного и целлулоидного) «Хранителей» - избежание ядерного конца света. Решение для человечества предлагаются очень болезненные, а годы выхода двух произведений есть грустно знаковыми. В Алана Мура накануне чернобыльской катастрофы вышла почти мистическая перекличка с Андреем Тарковским, который примерно в то же время в Швеции снимал свое «Жертвоприношение». В сценариях двух авторов человечество (у россиянина мир сжат до размеров дома, а у британца вроде наблюдается из космоса) избегает ядерной войны путем страшной жертвы. Это доказывает, что иногда одна и та же идея, витающая в воздухе, может материализоваться в разных художников на разных концах земного шара. Фильм же Снайдера (в котором он, кстати, в несколько раз увеличил количество и географию погибших) вышел за два года до трагедии на Фукусиме, которая заставила весь мир заново переосмыслить отношение к мирному и немирного атома. И где-то в финале этой ленты спрятаны горькие выводы о том, что человечеству не суждено творить мир иной без кровавого фундамента, строить семейное счастье без измен и постигать основополагающие истины без толики лжи.



Литература - «Хранители» Зака Снайдера: сверхчеловеческие, слишком нечеловеческое



Источник:
Категория: Литература | Добавил: (Дата публикации: )
Просмотров: 489 | Рейтинг: 0.0 / 0


«Хранители» Зака Снайдера: сверхчеловеческие, слишком нечеловеческое - отзывы и комментарии

Всего комментариев: 0
avatar


Поделиться статьей «Хранители» Зака Снайдера: сверхчеловеческие, слишком нечеловеческое