Рассказ Ангелы

Сейчас, когда прошел целый год после тех событий, у меня складывается впечатление, что два моих Ангела-хранителя в тот момент хмурили брови и работали на пределе своих сил. Информационное поле, казалось, было напитано темной энергией. Но именно в тот момент пришло понимание того, что одна реальность может сменить другую, заменив собою судьбу, тщательно спланированную моим высшим «Я» и моей душой.

Ангелы в тот момент уже знали, что через час наступит событие, которое безвозвратно может перечеркнуть наши жизни, оставив неоконченным все то, над чем мы годами долго и кропотливо трудились. Мы с женой и двумя детьми, возможно, мчались навстречу собственной смерти.

Они пытались достучаться до меня, но я был на таком пределе усталости, что находился на грани ощущения действительности и был занят лишь тем, что боролся со сном, тяжестью в веках – я просто не слышал их.

Третий день за рулем. Позади почти 3000 км. Мы ехали из Крыма погостить на свою родину. На Урале нас застал дождь. Осень, скользкая дорога, грязь, фонтанами вылетающая из-под колес, едущих впереди нас автомобилей, застилала фары и лобовое стекло. Автомобильные дворники работали на износ, но практически не справлялись со своей задачей, отбрасывая комья грязи с лобового стекла, а ее остаток размазывался тонким слоем по своей траектории, на доли секунды совершенно лишая меня видимости трассы. Стало смеркаться, что еще больше усилило напряжение и утомление. Я дотянул до Уфы в надежде остановиться в ближайшем кемпинге и отдохнуть, наконец-то распрямив затекшие руки и ноги.

Наступила ночь. В машине играла музыка, дети на заднем сидении уже спали, уткнувшись носами в воротники кофт. Моя жена Валентина, сидя впереди на пассажирском сидении, тоже время от времени проваливалась в сон, просыпалась через мгновения, изо всех сил стараясь поддержать меня в трудной дороге. Но усталость вновь брала верх и веки ее плавно закрывались, вздрагивая, когда очередной фонтан грязи, словно волна, с глухим звуком врезался в «лобовик».

Я как мог, боролся со сном, часто останавливаясь, протирая фары и разминая при этом затекшие конечности, подставлял лицо под струи дождя в надежде, что это взбодрит меня и поможет прогнать сон. Но это помогало лишь на короткое время.

Ночевка в машине не принесла бы долгожданного отдыха, так как спать пришлось бы все в том же неудобном положении, в котором находилось тело уже третьи сутки пути, да и отрезок трассы был таким, что остановка на обочине была крайне рискованным мероприятием. Было очень холодно, и я опасался, что к утру начнется гололед, и мы застрянем на перевале Урала на несколько дней. Поэтому я изо всех сил торопился, стараясь как можно быстрее вперед, к спокойствию и безопасности.

* * *

Евгений Михайлович сидел перед телевизором, пил чай и смотрел новости. Он чудом успел домой с работы, лишь немного замочив ноги у самого дома, перебегая от припаркованной машины к дому через улицу, в мгновение ока превратившуюся в мелкую речушку. А теперь дождь за окном шел с такой силой, что временами казалось, что море вышло из берегов и волны его обрушиваются на подоконник, грозясь сорвать с него жестяной откос. Впереди были выходные дни, и он думал о том, что вся его жизнь прошла в работе и лишь выходные дни всегда приятно радовали сердце, ведь именно в эти дни он особенно баловал своих близких чем-нибудь вкусненьким, водил дочурку с женой в цирк и в кино, угощал в антракте мороженым и был безмятежно счастлив, когда те лакомились, одинаково жмурясь от удовольствия, от чего на их щеках появлялись изумительные ямочки, делавшие их улыбки бесконечно широкими, а лица – сияющими счастьем.

Годы пролетели, он и оглянуться не успел, как Марина выросла и вышла замуж в один из таких выходных дней, оставив их с женой коротать свой век вдвоем. Затем, один за другим, на свет появились внучата. Молодой семье пришлось тяжеловато: зять работал за двоих, а Маринка с детьми и вовсе выбивалась из сил. Когда эти двое находили время, чтобы еще успевать ссориться?

Он пошел на кухню, протягивая Светлане, прибиравшей посуду со стола, пустую чашку.

— Спасибо, — улыбнулся он довольно.

— Согрелся? – Спросила она заботливо.

Он кивнул в ответ, кутаясь в плед.

— Тебе еще чайку или, может быть, пойдем спать укладываться? Погода такая, что под нее только спать. Мне Марина звонила, сказала, что она с Сергеем помирилась, даст Бог у них все будет хорошо.

— Да уж, — сказал Евгений Михайлович, — с нашей Маринкой трудно совладать. Дочь кого хочешь может поставить на место. Какой-то мужской у нее характер.

Ему иногда становилось жаль своего зятя, который всеми способами пытался совладать со своей непокорной женой. У них в семье часто случались скандалы. Но в этот раз чуть не дошло до развода. И он радовался тому, что их дети — его любимые внуки заставили эти горячие головы одуматься и прислушаться к своим сердцам.

Чувство нарастающего беспокойства не покидало Евгения Михайловича. Если эта тревога оказалась не связанной с дочерью, в голове лихорадочно замелькали мысли, пытаясь интуитивно нащупать взаимосвязь с тем, что, казалось, вот-вот должно произойти. Он почему-то вспомнил о том, что мамин дом стоит пустым без присмотра. «Может быть, его могут ограбить?» — закралась мысль.

Так уж получилось, что они жили в пригороде с одной стороны Уфы, а мама – с противоположной. Три месяца назад мама умерла, ее дом остался практически без присмотра. Время от времени туда заглядывали соседи, звонили и докладывали, что все в порядке. Но сейчас было ощущение того, что там что-то происходит. Чувство, комом подкатившее к горлу, было совершенно непонятной природы. Раньше такого не было. Чувство беспокойства не проходило, нарастая все больше и больше.

— Света, что-то я беспокоюсь за мамин дом. Съезжу-ка, посмотрю. Ночь темная, да и дождь идет. Как бы его не ограбили.

У жены округлились глаза:

— Жень, куда ты на ночь глядя? Что там брать? Все старое.

— Ты знаешь, Свет, все не все, а добро мама всю жизнь наживала. Жалко. Хоть вещи старые и не имеют ценности, но это мамины вещи, и для нас это память. Съезжу, посмотрю. Ехать полчаса. Вернусь через час. И на душе будет спокойно.

Света протестовала:

— Жень, ты посмотри, какой дождь! На дороге не видно ничего. Там ремонт идет, и фонари вообще не горят.

Это было правдой. Четыре месяца назад, как начали ремонт дороги, освещение всех трасс отключили. Дорогу ремонтировали капитально, наши сельчане даже радовались, что наконец-то в России одной бедой становится меньше.

Но возрастающее чувство тревоги будто выталкивало хозяина из дома.

— Не волнуйся! – Крикнул он жене с порога. – Я скоро вернусь!

Выйдя во двор, Евгений Михайлович завел свой Фольксваген. До выезда на трассу было метров сто. Выезжая с эстакады, он увидел, как по трассе проезжает БМВ. По лобовому стеклу бешено скользили дворники, пытаясь справиться с потоком дождя. Фары, забрызганные грязью, светили очень тускло, так светит фонарь на разряженных батарейках.

Выехав на трассу, он поехал в том же направлении, что и БМВ. Дорога была хорошо ему знакома, поэтому Евгений Михайлович прибавил скорости. Габариты БМВ постепенно удалялись, как вдруг его голову пронзила мысль, что впереди, прямо поперек, лежат бетонные блоки, которые перекрывают дорогу и показывают, что автомобилям нужно перестроиться на встречную полосу трассы — дальше идет ремонт дорожного полотна. Разметку на дорогу еще не нанесли, а на бетонных блоках просто висели указатели.

Сейчас, во время дождя, когда эти блоки в кромешной тьме сливаются с асфальтом, незнающий трассы водитель может запросто принять их за единое целое. А ведь дорога является транзитной, и по ней в такой же темноте проезжает множество людей, не знакомых с этой трассой.

Евгения Михайловича бросило в холодный пот. Люди, которые ехали в БМВ впереди него, на полном ходу неслись в бетонную стену! Внутри него сердце забилось в бешеном ритме и словно что-то закричало: «Догони! Догони!!!»

— Успею, — сам себе ответил Евгений Михайлович и стал набирать скорость. Хорошо, что они ехали не так быстро, около 70 км/час — через километр обе машины поравнялись. Фольксваген сигналил, пытаясь привлечь к себе внимание, но водитель БМВ никак не отреагировал.

«Действительно», — подумал Евгений Михайлович, — «шум трассы, дождь, музыка в машине, да все, что угодно могло заглушить звук сигнала. Что делать? Он на средней полосе, я — на правой. До впереди лежащих плит оставалось полкилометра, а он о них даже не подозревает».

Бросилось в глаза, что БМВ с казахскими номерами, и водитель уж точно подробностей этой трассы знать не мог. Решение пришло само собой, Евгений Михайлович пошел на обгон, прижимая машину влево, чтобы вынудить другого водителя снизить скорость и вывести его на левую сторону дороги, так как после бетонных блоков движение продолжалось только по встречной. Он увеличил скорость и начал прижимать едущий рядом с ним БМВ, довольно замечая, что водитель отреагировал и сбросил скорость, чтобы избежать столкновения. Наконец, притормаживая, водитель БМВ стал уходить на встречную полосу.

На секунду Евгений Михайлович представил, как, должно быть, недоумевает другой водитель, для которого такой маневр был совершенно непонятен. Он продолжал ехать впереди него, не давая ему набирать скорость и оберегая от выезда на центральную или правую сторону дороги. И тут впереди, как отвесная скала, возникли эти плиты.

Как и следовало полагать, они полностью слились с асфальтом. Дождь шел с такой силой, что уже на расстоянии метра от светящих фар была кромешная тьма, а знаков объезда на огромных плитах вовсе не было видно. Из салона машины всё казалось черно-серым единым полотном.

Даже перед Евгением Михайловичем, который знал об их существовании, они возникли неожиданно, словно корабль-призрак. Он резко надавил на тормоз. Сзади тоже послышался визг тормозов — водитель БМВ ехал с невысокой скоростью и тоже заметил плиты. Он успел затормозить, и машина плавно ушла в объезд на встречную полосу.

Ух, — выдохнул Евгений Михайлович, а на душе его стало спокойно, чувство тревоги исчезло так же внезапно, как и появилось. Он поехал вперед. Спустя километр увидел остановившийся БМВ, рядом с ним стоял мужчина. Взгляды водителей встретились. Мужчина кивнул и что-то прошептал, а Евгений Михайлович догадался, что это были слова благодарности. Он кивнул ему в ответ, «моргнул» фарами и скрылся за поворотом.

Буквально через две минуты он понял, что дальше ехать не было нужды. Пришло осознание того, мамин дом никто не грабит и грабить не собирался, что какое-то внутреннее чувство именно ради этой ситуации заставило вылезти из теплого пледа и приехать именно сюда, на этот участок трассы, чтобы помочь этой семье, спасти их от аварии и, возможно, от неминуемой смерти. И теперь внутри него разлилось блаженство и спокойствие, появилось приятное ощущение выполненного долга.

* * *

Когда из правого ряда трассы меня стала догонять надоедливая машина, внутри вспыхнуло возмущение: «Что он делает?» Водитель догнал меня, потом обогнал, и начал совершать странные маневры, прижимающие меня к левой стороне дороги. «Ну и хам», — подумал я и, на всякий случай, сбавил скорость, — «проезжай, может быть, ты куда-то торопишься? Езжай себе!» Но он упорно продолжал ехать посередине дороги, чуть-чуть опережая меня. Скорость его постепенно снижалась, что заставляло меня постоянно притормаживать. Я посигналил, пытаясь сделать так, чтобы странный водитель ушел с моего пути и отстал от меня.

От звука сигнала проснулись Валя и дети. Они с интересом наблюдали за ситуацией. Мое возмущение нарастало и это взбодрило меня, сон словно рукой сняло. От опасных маневров в голову ударил адреналин, который вдохнул в мое тело бодрость, разбудив все мои инстинкты. Кровь застучала в висках. Недоумевая, я ехал медленно, не зная, чего ожидать от этого автомобиля.

Скорость была незначительная, но сильный дождь все равно мешал обзору, я уже раз тридцать до этого останавливал машину, выходил и протирал фары. Но на этом участке трассы делать это было бы опасно, так как справа стояли металлические ограждения, и у меня не было возможности съехать на обочину. Я очень хотел дотянуть до кемпинга, зная, что он где-то рядом, осталось примерно километров двадцать.

Мне так хотелось доехать туда и, наконец-то, остановиться, как вдруг я заметил, как у движущегося впереди Фольксвагена резко загорелись стоп-сигналы. Понимая, что он тормозит, я тоже с силой нажал на педаль, услышал визг собственных тормозов. Я шел по левой полосе, когда увидел, что прямо на меня, из темноты, надвигаются глыбы камня. На трассе лежали огромные бетонные блоки! Далее дорога уходила на встречную сторону, одна из полос которой предназначалась для объезда на время ремонта трассы. Тормозя, я резко крутанул руль влево, и машина юзом ушла на встречную полосу.

Выкручивая руль на мокрой трассе, я постепенно осознавал всю тяжесть того, что могло с нами произойти. Если бы я ехал с прежней скоростью, то точно не заметил бы эти бетонные плиты на дороге, и врезался бы в них на полном ходу. Что было бы со мной и моей семьей? Думаю, и так понятно. От этой мысли бросило в озноб…

Проехав немного, прижался к обочине. Металлические ограждения закончились, и я мог остановиться так, чтобы не мешать движению. Я понял, что странный водитель только что спас меня. Это был какой-то местный житель, и он, наверное, увидев мои номера, догадался, что я не местный, и не увижу препятствие на дороге в такой ливень. И он мне вовсе не хамил, а настойчиво пытался спасти наши жизни, что в конце концов и сделал.

Я ходил возле машины и вдыхал воздух полной грудью, как вкус жизни, когда увидел, как тот Фольксваген вновь движется в мою сторону. За рулем сидел пожилой мужчина. Его глаза смотрели вглубь меня, будто заглядывая в душу.

— Спасибо тебе! — произнес я. И он, кажется, понял слова моей благодарности, кивнув мне в ответ. Я стоял на дороге и видел, как удаляются огни его машины.

У меня мгновенно включилось все восприятие тонкого мира. Увидел, как мои Ангелы благодарят его Ангела за помощь. Я понял, что только что произошло. Мои Ангелы, понимая, что я их не слышу, договорились с Ангелом этого человека. И тот до него достучался…

* * *

Мы живем в проявленном физическом мире. Мы не видим всех обстоятельств того, что происходит на самом деле.

Тонкий мир – это наш мир. Это наше продолжение. Наши Ангелы, наши помощники переживают за нас, пытаясь вернуть нас на путь судьбы, когда мы сбиваемся с курса.

Тонкий мир только что помог мне. Произошло удивительное взаимодействие. Мое будущее не изменилось, вероятность событий и возможности остались прежними. Ангелы выполнили свою работу. Им от меня огромная благодарность.

Автор: Кайрат Кинибаев



Текст с сайта автора - Рассказ Ангелы



Источник:
Категория: Текст с сайта автора | Добавил: (Дата публикации: )
Просмотров: 809 | Теги: высшие силы, мистика, эзотерика, спасение, ангелы, религия, философия, ангел, Автокатастрофа | Рейтинг: 0.0 / 0


Рассказ Ангелы - отзывы и комментарии

Всего комментариев: 0
avatar


Поделиться статьей Рассказ Ангелы

  • Для того, чтобы поделиться этой страницей "Рассказ Ангелы" добавьте ссылку этой страницы.
  • Чтобы добавить ссылку вида: Рассказ Ангелы на страницы своего собственного сайта, в том месте, где бы Вы хотели видеть эту ссылку вставьте данный код: